Эмиграция из России: уезжают самые квалифицированные


Эмиграция из России приобрела массовый характер и угрожает катастрофой и так стагнирующей экономике, причем, как в ближайшей, так и в дальней перспективе. Нынешняя волна эмиграции – это в основном врачи, преподаватели, инженеры, ученые и предприниматели, то есть люди, отъезд которых тормозит российскую экономику, образование, здравоохранение, науку и бизнес на долгие годы.

Интересные данные о современной российской эмиграции и последствиях этого процесса для экономики России содержатся в докладе американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor. Отрывки из этого доклада публикует The Insider.

Новая волна эмиграции началась в 2011 году, когда парламентские выборы были широко признаны нечестными, а Путин объявил, что он вернется на третий срок. Сочетание этих событий вызвало массовые протесты, и Кремль подавил возникшую нестабильность с помощью жесткой политики и ограничений. В 2012 году Россия приняла законы, ограничивающие иностранное финансирование для российских компаний или фондов – так называемые законы об иностранных агентах. Кремль также расширил уголовный и административный кодексы, чтобы они охватывали больше видов политической деятельности, и вводил все более строгие правила для пользователей интернета. Эти жесткие меры заставили ряд политических активистов, журналистов, ученых и предпринимателей вместе с их бизнесами покинуть страну.

В то время как Россия все глубже сползает в рецессию, изменилась категория россиян, покидающих страну. Сегодняшние эмигранты – это не малообразованные русские, уезжавшие после падения Советского Союза, и не политические интеллектуалы, которые эмигрировали с 2012 года. Вместо них, нынешняя волна состоит в основном из врачей, инженеров, ученых, предпринимателей и преподавателей. Реформы здравоохранения в 2014 году, которые привели к увольнению 7000 медицинских работников только в московском регионе, выдавили еще больше образованных людей из страны в поисках работы. По данным Росстата, большинство сегодняшних эмигрантов едут в США, Германию, Канаду и Финляндию.

Потеря высококвалифицированных работников будет причинять ущерб российской экономике еще долгие годы. Российское образование и здравоохранение будут продолжать приходить в упадок. Инновационные компании и проекты будут в значительной степени оседать за пределами России, а частное предпринимательство в стране будет существенно сокращаться. Россия уже удручающе отстает от средних мировых показателей по средствам, направляемых на научные исследования и технологические разработки, но потеря людей, стоящих за этой деятельностью, ускорит эту тенденцию. В результате, россияне, чтобы оставаться на плаву, будут продолжать зависеть от государственных предприятий и доходов от экспорта энергоносителей, что делает всю страну уязвимой для внешних потрясений, таких как изменения цен на нефть.

Тем не менее, российские власти продолжают утверждать, что утечка мозгов — это миф. Первый зампред думского Комитета по делам национальностей Валерий Рашкин заявил, что «проблемы не существует», а советник Путина по вопросам образования и науки Андрей Фурсенко, утверждает, что утечка мозгов является проблемой «изобретенной» на Западе. Некоторые российские правительственные источники объясняют стремительный рост числа эмигрантов изменением в методах сбора данных Росстата. Другие политические обозреватели, наоборот, обвиняют Росстат в занижении реальных цифр. Еще более усложняет вопрос то, что не все эмигранты официально зарегистрированы как уехавшие из России. И в странах назначения способы регистрации различны, и эти данные сложно объединить, чтобы получить достоверную информацию о числе российских мигрантов.

Подавляющая часть поступающей информации свидетельствует о том, что Россия теряет свою наиболее образованную рабочую силу рекордными темпами. И хотя чиновники категорически отрицают это, Кремль порой делает попытки остановить этот поток. В течение двух лет ученых стимулировали оставаться в России посредством «мегагранта» — $428 млн в год — хотя неясно, что из этого фактически было реально выплачено. Кремль также оказывал давление на некоторых из крупнейших российских инвесторов в области высоких технологий, таких как группа ВТБ, чтобы они перенаправили свои инвестиции с Запада обратно в Россию.

Кремль также рассчитывает замедлить отток капитала, который достиг $153 млрд в 2014 году, но после введения множества новых жестких правил он упал до $56 млрд в 2015 году. Российские анти-офшорные законы требуют от граждан и фирм информировать налоговые органы о всех внешнеторговых операциях, а правительственные чиновники не могут иметь иностранные банковские счета или владеть собственностью за рубежом.

Теперь Кремль рассматривает возможность еще одного ограничения: заставить правительственных чиновников обучать своих детей в России. Это, несомненно, может иметь далеко идущие последствия, учитывая, что в государственном секторе занято 68% населения, но политические элиты вряд ли позволят принять такое ограничение без боя. В частности, по приказу Путина, дети россиян резко уходят из британских частных школ. Их замещают китайцы — выходцы из семей среднего класса. За последние два года количество учеников из России в британских частных школах упало на 50%, пишет Daily Telegraph со ссылкой на данные НКО Independent School Council. Директор консультационной компании Good Schools Guide Грейс Муди-Стюарт отмечает, что из России учиться в британских частных школах приезжают дети только из богатых семей. В то же время, количество учеников из Китая в тех же школах за это время сильно выросло. Из Китая в Британию приезжают учиться скорее дети из семей среднего класса, которые показывают небывалую трудоспособность, добавляет Муди-Стюарт. Русские мажоры vs трудяги китайцы. Почувствуйте разницу.

Тем временем промышленность в России зафиксировала рекордное за 9 лет падение спроса. Положение российской промышленности резко ухудшилось в начале 2018 года на фоне обвального падения спроса на продукцию. «Индекс адаптации», составленный по итогам опроса топ-менеджеров крупнейших предприятий, в первом квартале снизился до 74%, а темпы его падения стали рекордными с 2009 года, сообщает РАНХиГС в апрельском «Мониторинге». Каждая четвертая компания на рынке оценила свое состояние как неудовлетворительное, а их доля практически вернулась к отметкам 2016 года — 27%. Самому большому негативному изменению подверглись оценки текущего спроса: в прошлом году рост заказов был практически нулевым, в результате "промышленность не смогла обеспечить достаточные для гарантированного выхода из кризиса объемы продаж". По данным на конец марта, практически каждая вторая компания оценивала спрос как «ниже нормального». Доля предприятий, удовлетворенных портфелем заказов сократилась с 65% до 58%.

Товары российского производства не выдерживают конкуренции с импортом: если в 2015-м, на пике импортозамещения, 30% российских предприятий выражали намерение закупать российское оборудование, то в 2017-м их доля рухнула до 8%, показал опрос РАНХиГС, проведенный в феврале. Проблема в качестве продукции: чтобы сократить издержки и ускорить производственный процесс, в ход идут суррогатные ингредиенты, технологии производства не выдерживаются, регуляторы, которые должны отслеживать соответствие стандартам, коррумпированы.

Как констатирует «Новая газета», из-за войны с Украиной Россия потеряла более $50 млрд. Директор по проблемам международного развития Института современного развития и член экспертной группы «Европейский диалог» Сергей Кулик подготовил обстоятельный доклад под названием «Россия–Украина: цена развода». Делая акцент на российской экономике, Кулик приводит расчеты, согласно которым сворачивание кооперации с Украиной привело к необходимости вливаний десятков миллиардов долларов в целый ряд секторов и программ, что ухудшает и без того сомнительные перспективы экономического роста в России. В результате «представлявшиеся очень высокими вероятные потери для России оказались не сопоставимыми с уже состоявшимися убытками хотя бы для российского экспорта из-за конфликта», пишет Кулик. Только импортозамещение по линии ОПК, потеря заказов на украинских гражданских предприятиях и риски для банковского сектора обошлись России в $50 млрд — это в 5 раз больше, чем ожидавшийся ущерб от ассоциации Украины с Европой. Прогноз Кулика на будущее неутешителен: масштабы затрат на импортозамещение и взаимную изоляцию России и Украины делают вероятность смены курса крайне низкой, даже если в политической плоскости наметится потепление. По итогам 4 лет врозь, Россия ослаблена финансовыми потерями, санкциями Запада и застоем в экономике.

Заподозрить Кремль в умении проводить долгосрочное прогнозирование результатов своих военных авантюр — себя не уважать. Тем не менее, путинская аннексия Крыма, война на Донбассе, геополитические потуги в Сирии, ответные западные санкции привели Россию на грань катастрофы, причем, во всех сферах жизни. Сможет ли Россия после Путина оправиться от этих ударов, нам еще предстоит убедиться.

Апдейт 3.05.2018

Число россиян, попросивших убежища в США, достигло рекорда за 24 года.
— А что, "Динамо" бежит?
— Все бегут. ©

На диаграмме: темпы эмиграции из России.



Нет комментариев