Гриценко мне не друг, но истина дороже


В последнее время в интернете со ссылкой на блогера Николая Васильковского активно разгоняется информация о том, что сын экс-министра обороны и депутат Киевсовета Алексей Гриценко помог российским спецслужбам в 2014 году незаконно задержать Олега Сенцова и Александра Кольченко.

Вся история напоминает сценарий детектива. В марте 2014 года Алексей Гриценко вместе с автомайдановцами поехал в Крым, когда уже полным ходом шла подготовка к «референдуму». По официальной версии, чтобы доставить гуманитарную помощь украинским военнослужащим. Приехав на полуостров, Алексей Гриценко вместе с друзьями неожиданно на неделю пропадает из поля зрения, а затем вновь появляется на материковой части Украины. Поскольку Алексей не говорит, почему, после задержания в Крыму, его неожиданно отпустили и что за это потребовали, делается вывод, что благодаря допросу Гриценко сотрудники ФСБ в марте получили полную картину об антироссийском подполье на полуострове. Зная, кто входит в группу Сенцова, спецслужбы установили слежку за основными фигурантами, чтобы в мае 2014 года взять их «на горячем». Тут, по мнению блогера, недалеко и до обвинения в государственной измене.

На самом деле никакого подполья в середине марта 2014-го в Крыму быть не могло, и Олега Сенцова оккупанты задержали почти через 2 месяца – 10 мая.

Все происходило иначе. В начале марта 2014 года меня пригласил Турчинов и попросил, с учётом многолетнего опыта работы в Крыму, заняться вызволением крымских заложников. Список заложников рос каждый день, после 14 марта в нем оказался Алексей Гриценко, намного позднее, в середине мая, – Олег Сенцов, который в этом списке стал 41-м.

На самом деле все происходило так: «Как проходила спецоперация, когда 40 украинцев обменяли на одного российского разведчика?»

Алексея Гриценко освободили в результате сложных переговоров и в составе первой группы заложников передали на Чонгаре 20 марта 2014 года представителям СБУ. За эту операцию я получил награду – боевой пистолет.

В июне 2014 года подробная официальная докладная об операции по вызволению заложников и выводу из уже оккупированного Крыма 3502-х единиц военной техники и вооружений на сумму около 1,5 миллиардов долларов была положена на стол Порошенко, а также направлена секретной почтой Турчинову, Яценюку, Климкину и Ложкину. Этот эпизод украинской истории также закреплён моими показаниями под присягой в Оболонском суде в процессе по делу о государственной измене Януковича.

Должен сказать, что все изложенное не меняет моего отношения к попыткам Анатолия Гриценко номинироваться на пост президента нашей страны и к его идеям авторитарного правления.

Я уверен, что, несмотря на безграничную доверчивость, украинский народ лучше любой и каждой власти. Именно поэтому нам надо совершенствовать и шлифовать демократические процедуры и прекращать играть в русскую рулетку – это не наша национальная забава, и мы в ней каждый раз проигрываем.

В девяностые годы бытовало совершенно справедливое мнение, что Украина в вопросе политических и экономических преобразований отстаёт от России на несколько лет, и достаточно посмотреть на соседей, чтобы спрогнозировать будущие изменения в Украине.

После первого и, в особенности, второго Майдана все изменилось до наоборот – демократические процессы в Украине, невзирая на военную агрессию и оккупацию, значительно опережают события в России.

В этой ситуации авторитарный украинский полковник, предлагающий стране рецепты авторитарного российского подполковника, выглядит просто динозавром из далёкого прошлого. Майдан все перевернул, а он остался там, в прошлом.

И ещё об одном – ответственности перед страной.

Бригада адвокатов Януковича, давно переквалифицировавшихся в пропагандистов Кремля, пытается с трибуны Оболонского суда рассказывать об оружии на Майдане. Я, как бессменный комендант Жовтневого, берусь утверждать, что за три месяца, в течение которых через нашу комендатуру прошло более 60 тысяч митингующих, никакого оружия не было. Люди приезжали на мирный протест с национальной и европейской символикой, везли тёплую одежду, продукты, но не стволы и патроны.

Если бы эти десятки тысяч людей прислушались к прозвучавшему 25 января призыву Анатолия Гриценко и вышли на Майдан с оружием, то от нас отвернулся бы весь цивилизованный мир, а Янукович получил бы правовые основания для применения любых мер по подавлению протеста. Жертвы в центре Киева в таком случае измерялись бы уже не сотнями, а тысячами.

Для тех, кто забыл, как это было: «Гриценко призвал владельцев оружия выйти на защиту Майдана»

Пятый год идёт война. Пятый год каждый день страну защищают солдаты в окопах и волонтёры, воюющие на всех возможных фронтах вместо бездействующей украинской власти.

У меня, как избирателя, к каждому, предлагающему себя в качестве справедливого и эффективного правителя, и вообще в каждому, называющему себя политиком, один простой вопрос – что лично вы сделали для своей воюющей страны, не будучи во власти?

Такой же вопрос у меня и к Анатолию Гриценко, одиннадцать лет назад покинувшему пост министра обороны в правительстве премьера Януковича.

На ум не приходит никакого ответа.

Может, вы что-нибудь кроме «гражданской позиции» вспомните?

Нет комментариев